Октябрь 2017

ПНВТСРЧТПТСБВС
2526272829301234567891011121314151617181920212223242526272829303112345

Подписаться на новости


Вместо банков. Какие альтернативы банковским услугам предлагают финансовые стартапы

z-img_5514web.jpg

Криптовалюты в кармане

Выпускник Вологодского политеха Павел Матвеев больше 10 лет проработал независимым консультантом в Morgan Stanley, BNP Paribas, Societe Generale и Credit Suisse. С дипломом по компьютерным наукам он занимался в основном трейдинговыми платформами, валютами и роботами. Впервые о биткоине он узнал в 2012 году. Но любопытство вызывали не спекуляции, а сама технология валюты. Матвеев столкнулся со сложностями при покупке биткоинов (нужен был специальный софт), но видел, как на фоне роста биткоина рос и спрос на эту криптовалюту. И тогда он задумался о сервисе для простой работы с криптовалютами. Вскоре в одном из лондонских пабов он обсуждал идею дебетовой карты, привязанной к биткоин-кошельку, с приятелем, финансистом-консультантом Дмитрием Лазаричевым. Предприниматели познакомились еще в Москве и снова встретились в Лондоне, где Лазаричев учился в Cass Business School. «В то время уже существовали сервисы, упрощающие процесс покупки биткоинов, но потратить их было негде», — вспоминает Лазаричев. Поэтому партнеры решили совместить криптовалюты и карты. Теперь в офисе стартапа в лондонском Сити висит вывеска: «Тратьте биткоины везде». К проекту присоединился Георгий Соколов, знакомый Лазаричева, который на старте вложил в бизнес около $30 000.

В первый год разработки основателям потребовалось около $300 000. Деньги были свои, знакомых и друзей и были потрачены на IT и процессинг карт. Первоначально Матвеев, Лазаричев и Соколов сделали платформу Ecoin, где можно было конвертировать криптовалюты, но через полгода после запуска стартап начал выпуск виртуальных и физических дебетовых карт. Много времени занял поиск банка, который выпускал бы карты и сотрудничал с Visa или MasterCard. «До сих пор люди, услышав слово «биткоин», представляют себе покупку наркотиков или анонимные платежи мошенников, — говорит Матвеев. — После того как банки узнавали, чем мы занимается, они отказывали даже в открытии счета нашей компании». Предприниматели отправили сотни предложений в банки по всему миру. Найти партнеров удалось в Индии и США.

Для выпуска карт заключено партнерство с платежной компанией Wave Crest Holdings и японским холдингом SBI, который стал инвестором стартапа. В начале 2016 года, когда у Ecoin было более 100 000 пользователей, владельцы провели ребрендинг и назвали компанию Wirex. Они стремятся сделать биткоин понятным для обывателей и сделали дебетовую карту Wirex, которой можно платить в евро, долларах, фунтах стерлингов и биткоинах везде, где принимают карты Visa и MasterCard. Более €150 000 на создание Wirex партнеры получили на площадке BnkToTheFuture — краудфандинговой платформе исключительно для блокчейн-проектов. Их поддержали около 90 человек. Проект предусматривал не просто выпуск дебетовых карт с биткоинами (их уже более 150 000), а приложение для смартфонов, позволяющее переводить деньги и конвертировать самые разные валюты. Идея проекта проста — для перевода долларов в евро по самому выгодному курсу использовать биткоин как промежуточную валюту. При расчетах курс биткоина определяется на нескольких биткоин-биржах, учитывается индекс XBX Bitcoin, запущенный в конце 2014 года. Транзакции проводятся с помощью стороннего сервиса мгновенных платежей между кошельками BitGo Instant.

В феврале 2016 года предприниматели выпустили приложение с виртуальной картой. В нем уже можно проводить внутренние и международные переводы и оплачивать покупки в интернете, а скоро можно будет платить и в офлайне, для чего разрабатывается технология биткоин-PayPass. Пополняются счета через банкоматы, банковские переводы или кошельки даже с экзотическими криптовалютами Litecoin, Voxels, Ethereum. Wirex — это банкинг 3.0, подчеркивает Матвеев: новая эра банкинга будет опираться на приложения, позволяющие пользователю сочетать в повседневной жизни блокчейн-экосистему с традиционной. Проект зарабатывает на ежемесячной плате клиентов за обслуживание счета и комиссии за переводы. Себестоимость тарифов привязана к стоимости услуг для Wirex со стороны Visa и MasterCard и банков-партнеров. Компания также берет свою комиссию, но ее размер не раскрывается. У Wirex более 500 000 аккаунтов, общая сумма переводов каждый месяц превышает $15 млн, а сумма депозитов в разных валютах в банках-партнерах — $3 млн. Большая часть клиентов — из Европы и Юго-Восточной Азии. Аккаунты в криптовалютах востребованы как альтернативный инвестиционный инструмент. Для пользователей в Венесуэле и на Украине он оказался привлекателен из-за нестабильности локальных валют. Для жителей Великобритании — из-за низких процентов на сберегательных счетах в обычных банках. В Японии клиенты Wirex предпочли дебетовую биткоин-карту обычным депозитам и банковским картам, так как не хотят терять деньги из-за дефляции. В марте 2017 года Wirex получил $3 млн инвестиций от японского холдинга SBI Group.

Деньги нужны, чтобы сделать сервис массовым. Задача — выпустить в 2017 году 1 млн пластиковых карт и столько же виртуальных. Аудитория сервиса будет расти не менее чем на 10% ежемесячно, считает Лазаричев. Основатели стартапа рассчитывают расширять возможности аккаунтов в криптовалютах, чтобы можно было оплачивать кредиты и инвестировать в ценные бумаги. В планах Wirex на 2017 год — экспансия в США и Китай (наладить партнерство с UnionPay), а также работа с юанями, японской иеной и канадским долларом. Доля клиентов из России и стран СНГ составляет сейчас около 5%.

1-img_5911.jpg

Скидку — себе

Основатели компаний «Рево Технологии» и «Сорсдата» Ирина Швакман и бразилец Фернандо Сильва — старые друзья. Швакман работала старшим партнером в McKinsey, а Сильва — директором по управлению рисками в банке «Ренессанс кредит». В декабре 2012 года дома у Швакман они обсуждали финансовые технологии и пришли к выводу, что в России недостаточно развит рынок экспресс-кредитов. Швакман вдохновилась примером Бразилии, где в рассрочку можно купить что угодно — от сковороды до велосипеда. Сильва вспомнил историю шведского стартапа в сфере онлайн-платежей Klarna, который одним из первых стал предлагать компаниям продавать проверенным клиентам товары с отсроченной оплатой. Klarna привлек более $290 млн венчурных инвестиций.

К весне 2013 года у Швакман и Сильвы была готова демоверсия онлайн-сервиса, которую они предложили для эксперимента ретейлерам одежды, спортивных и детских товаров. Сервис оказался удобным — покупки сделали несколько десятков тысяч пользователей. Как работает сервис? «Рево» полностью оплачивает товар после оформления покупателем онлайн-заявки на сайте магазина или в его торговой точке (на офлайн приходится около 75% покупок). Обычно магазин предоставляет скидку (10–15%), а покупатель платит «Рево» всю сумму по частям в течение трех или шести месяцев. Если скидки нет, товар обходится покупателю немного выше заявленной магазином цены. Перед оформлением покупки сервис анализирует данные кредитных бюро, платежных систем, мобильных операторов, статистику о поведении пользователей в интернете и открытые профили соцсетей (компания получает согласие клиента). «Данные от мобильных операторов указывают, есть ли у человека определенный порядок передвижения во времени, например, в будние дни из дома на работу и обратно», — рассказывает Швакман. Компания глубоко погрузилась в данные о клиентах. «Рево Технологии» открыла отдельный сервис персонализации маркетинга «Сорсдата» с базой более чем на 1 млн клиентов. Сервис работает с данными торговых сетей и помогает вспомнить клиента, заполнявшего анкету для карты лояльности пару лет назад.

«Рево Технологии» приводит магазинам клиентов, которые не оформили бы покупку без рассрочки. Компания уже работает более чем с 50 федеральными сетями, среди них Alba, Incity, «Детский мир», Kari, ювелирные магазины 585, Valtera. Компания профинансировала более 1,5 млн покупок более чем на 5 млрд рублей, средний чек — 5000 рублей. Покупки исчисляются десятками тысяч ежемесячно. Для магазинов важно, что около трети аудитории сервиса делают повторную покупку в течение месяца.

Компания уже привлекла инвесторов — в 2015 году Швакман и Сильва получили на развитие $5 млн от венчурного фонда Vostok Emerging Finance. «Мы планировали привлечь инвестиции раньше, но из-за кризиса и ухудшения инвестклимата пришлось долго финансировать проекты самим», — говорит Швакман. В январе 2017 года был закрыт еще один раунд инвестиций, снова от Vostok Emerging Finance и Baring Vostok на $20 млн.

Микрозаймы миллиардеров

Управляющий фондом Flint Capital Олег Сейдак и вице-президент «ВКонтакте» Илья Перекопский длительное время работали вместе в бизнес-центре «Ноев Ковчег» на «Китай-городе». Офис Flint располагался на четвертом этаже над московским офисом «ВКонтакте». Соседи вместе обедали и обсуждали проекты. В портфеле Flint уже было несколько сделок на рынке внебанковского кредитования, и Сейдак решил сосредоточиться на этом бизнесе. «Мы договорились с инвесторами Flint, что я возглавлю вновь создаваемую компанию, а управляющий партнер Flint Дмитрий Смирнов останется руководителем», — рассказывает Сейдак. Летом 2014 года Перекопский тоже остался без работы — после корпоративной войны между основателем «ВКонтакте» Павлом Дуровым, сокурсником Перекопского по филфаку СПбГУ, и фондом UСP Ильи Щербовича.

В августе Перекопский и Сейдак начали совместную работу, а в декабре 2014 года была запущена компания Blackmoon Financial Group (BFG) с головной структурой в Ирландии. Компания позволяет микрофинансовым организациям (МФО) и банкам осуществлять продажу выдаваемых займов крупным инвесторам. «Мы предлагаем непрерывно работающую и масштабируемую замену секьюритизации, которую можно использовать для работы с любыми займами», — говорит Сейдак. Для старта был выбран рынок внебанковского онлайн-кредитования, что обусловлено его гибкостью и меньшей регуляторной нагрузкой. «Высокая оборачиваемость займов МФО снижает риск. Дефолтность краткосрочных займов высока, но предсказуема. Средняя дефолтность портфеля трех-шестимесячных займов около 20%, но сильно зависит от страны и кредитной организации», — рассказывает Сейдак.

t-img_4849.jpg

Как работает проект? Первоначальную оценку кредитоспособности и проверку на мошенничество проводит кредитор, затем информация о займе поступает в Blackmoon. В технологическую платформу компании внедрены математические модели для быстрой оценки доходности при инвестировании в портфели займов (обычно займы составляют $300–1000 на срок от 30 до 365 дней), система оценивает сотни параметров и определяет, подходит ли заем под заявленные для инвесторов стратегии. Риск невозврата займа Blackmoon на себя не принимает, задача платформы — обеспечить доступ к активам, решение об инвестировании в группу займов инвестор принимает самостоятельно. За предоставление доступа к своей платформе компания берет плату и c кредиторов, и c инвесторов. В среднем доход Blackmoon составляет порядка 3–4% годовых от объема проинвестированных средств,  а также 25% от чистого дохода инвестора, если доход превысил 6%. В портфели займов МФО через Blackmoon можно вложить суммы от €500 000. Пока есть около 20 инвесторов, это family offices и состоятельные частные лица, работающие через специализированные фонды. Доходность вложений в 2016 году в евро была на уровне 12–13%. Продавцами займов стали в основном европейские онлайновые кредитные организации (более 90% бизнеса компании), преимущественно из стран Балтии и Польши. Среди партнеров — компании Creamfinance, Friendly Finance и Fellow Finance. «Первые сделки были с займами в Польше, потом Platiza в России», — вспоминает Сейдак. Blackmoon работает с шестью разными валютами, включая рубль. Но на Россию приходится лишь около 3% от портфеля. Компания уже открыла офис в США и недавно запустила проект с первой американской кредитной организацией.

Blackmoon на 60% принадлежит Сейдаку и Перекопскому. В ноябре 2016 года компания привлекла $2,5 млн от группы инвесторов, среди них family office A&NN Group миллиардера Александра Мамута и Target Global. Ранее около $1 млн инвестировали фонды, включая Flint Capital, и частные лица. Blackmoon рассчитывает, что к концу 2017 года совокупно обеспечит исполнение сделок на $150–200 млн. Через платформу уже продано около 200 000 займов, а с сентября 2016 года объем операций превышает $5 млн в месяц. Сейчас Перекопский и Сейдак рассматривают варианты партнерства с банками. «В России банк может за счет работы с нами разгрузить норматив Н1, получить живой кеш и использовать его для выдачи новых кредитов», — говорит Сейдак. Однако ужесточение банковского регулирования серьезно ограничивает бизнес Blackmoon в России.

Источник: http://www.forbes.ru/finansy-i-investicii/341393-vmesto-bankov-kakie-alternativy-bankovskim-uslugam-predlagayut

12 апреля 2017

Наверх
Электронная почта:
arno@invest-novgorod.ru
Тел.: (8162) 731-990; 736-354.
Обратная связь

Обратная связь

Имя:
E-Mail:
Телефон:
Ваш вопрос:

arno@invest-novgorod.ru.

 (8162) 731-990.

 (8162) 736-354.

×